Виртуальная выставка "Театр - искусство изысканных форм"
тульская областная универсальная научная библиотека
ТУЛЬСКАЯ ОБЛАСТНАЯ
НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА
структурное подразделение ГУК ТО
"Региональный библиотечно-
информационный комплекс"
Режим работы:
пн. - чт. - с 10:00 до 19:00
сб., вс. - с 10:00 до 18:00
пт. - выходной
последняя среда месяца
санитарный день
300 041, г. Тула,
ул. Тургеневская, д. 48
Для корреспонденции:
300 000, г. Тула, а/я 3151
Тел.: +7 (4872) 31-24-81
guk.torbik@tularegion.org
Памятные даты

Театр - искусство изысканных форм

(издания XVIII в. - нач. XX в. на иностранных языках)

...что чувствует наша душа в виде... неясных ощущений,
театр преподносит нам в громких словах и ярких образах,
сила которых поражает нас.

Ф. Шиллер

 

Рис. 1

Фотография театральной постановки в журнале (нач. XX в.)

Театр как искусство сопровождает человечество много столетий. Где и в какое время впервые появился театр, неизвестно, но его влияние на культуру проявляется на протяжении всей нашей истории. Считается, что первые театральные представления возникли из ритуалов и религиозных церемоний. Эти церемонии были связаны с мифами и легендами. Со временем мифы были отделены от ритуального аспекта, и их основной задачей стала передача содержания. Одни из самых ранних театрализованных представлений, как полагают, происходили в Древнем Египте. Другие древние культуры, например, Греции, Индии и Китая, также имели ранние формы театрального искусства.

История западного театра ведет свое происхождение от театральных постановок Древней Греции и Древнего Рима. О латинских предпосылках развития европейского театра в средние века рассказывает книга Du Méril, E. Origines latines du théatre moderne / publiées et annotées par M. Edélestand Du Méril. - Paris : Franck, 1849. - [4], 418, [2] c. - Сюжетный экслибрис-наклейка: "Ex Libris Gorbof" на верх. форзаце. - Автограф: "N. Gorboff" (перо, чернила коричневые) на тит. л.

Рис. 2

Титульный лист книги Э. Дюмериля “Origines latines du théatre moderne” (1849)

Эделестан Дюмериль (Edélestand Pontas Du Méril, 1801-1871) - французский филолог и палеограф. Э. Дюмериль сначала учился на адвоката, затем обратился к ботанике, литературе и археологии. В октябре 1832 г. вместе со своим двоюродным братом, переводчиком и востоковедом Гийомом Станисласом Требюсьеном (Guillaume-Stanislas Trébutien, 1800-1870), основал республиканский журнал “Revue de Caen”, первый выпуск которого остался незавершённым. Несколько лет спустя в Париже в 1834 г. они попытались выпустить новый журнал “Revue critique de la philosophie, des sciences et de la littérature”, целью которого были публикации по литературе, лингвистике и этимологии, но их начинание не удалось. В дальнейшем Э. Дюмериль посвятил себя изучению средневековой литературы и языков северной Европы. Он публиковал книги по истории скандинавской и латинской поэзии, эссе о происхождении рун, а также проявлял интерес к творческому письму и написал несколько комедий для театра.

В книге Origines latines du théatre moderneЭ. Дюмориль представляет интересный обзор драматических пьес, которые ставились в разных французских епархиях в средние века. Он отмечает, что возрождение драмы в современной Европе было обусловлено христианской церковью. Э. Дюмориль пишет: «…сочинения, которые дошли до нас, были слишком индивидуальными и слишком грубыми, чтобы иметь какое-либо общее влияние; они, должно быть, оставались чуждыми возрождению театра, который в первые годы XII века вновь возник по всей Европе как с глубоко оригинальным духом, так и с гораздо менее несовершенными формами. Они только доказывают, что элементы драмы существовали как жанр... и что для их развития необходимо было иметь лишь историческую память, оживлённую обстоятельствами или воздействием новых мотивов, свойственных средневековым временам». Пьесы на религиозные сюжеты были написаны на латыни, универсальном языке церкви. Хорошо известные сюжеты Писания, преобразованные в церковные драмы, были не столь полны артистического исполнения, но отличались строгой простотой и искренней передачей содержания.

Ещё одной вехой в развитии театрального искусства в Европе становится XVIII в. Театр эпохи Просвещения отражал изменения, происходившие в общественной жизни, и объединял общими идеями драматургов и актёров разных стран: их художественные методы, творческое своеобразие подчинялись единой цели - служить общему благу и формировать критический разум. Произведения, созданные в этот период времени, и прославленные имена театральных деятелей стали подлинным достоянием мировой культуры.

Книга Observations sur l’art du comédien : et sur d'autres objets concernant cette profession en général; avec quelques extraits de différents auteurs & des remarques analogues au même sujet: en réponse à de jeunes acteurs de province / par le Sieur D****. - [Paris] : [s. n.], 1772. - [6], 244, [1] c. - Шрифтовой экслибрис-наклейка: «Князя М.Р. Долгорукова. Шкафъ. Полка. №» на верх. форзаце. - Суперэкслибрис: "M.D." [Михаил Долгоруков] на корешке - издание об искусстве декламации с критическими замечаниями, выдержавшее восемь переизданий и ставшее настоящим руководством в этой области.

 

Рис. 3

Титульный лист книги Ж.-Н. Сервандони “Observations sur l’art du comédien” (1772)

Автором является французский актёр Жан-Николя Сервандони (Jean-Nicolas Servandoni, 1718-1780), известный под творческим псевдонимом «D'Hannetaire». Ж.-Н. Сервандони происходил из семьи знаменитого франко-итальянского художника-декоратора Джованни Никколо Сервандони (1695-1766). Актёрскую карьеру Сервандони начал в 1740 г. в Германии. В 1743 г. выступал в г. Бад-Арользен для принца Вальдека, в 1744 г. в г. Аахен и г. Льеж. В 1745 г. Сервандони женился на актрисе со сценическим именем мадемуазель Даникур (наст. имя фр. Marguerite-Antoinette Huet). В октябре 1745 г. пара переезжает в Брюссель, где Сервандони возглавил первый бельгийский театр Де ла Монне, основанный в 1700 г. на месте старого монетного двора. В театр входили оперная и драматическая труппы; в репертуаре были пьесы Расина, Корнеля, Мольера, Дидро и Вольтера. Сервандони выступал также в Тулузе и Бордо, а в 1752 г. - на сцене Комеди Франсэз, но после предпочёл вернуться в Брюссель, где вновь возглавлял труппу Де ла Монне на протяжении десяти лет.

О жизни и театральной деятельности английского актёра XVIII в. Дэвида Гаррика (David Garrick, 1717-1779) рассказывает одна из глав многотомного издания Traduction du theatre anglois : depuis l'origine des spectacles, jusqunos jours. - A Paris : Chez Briand, libraire, 1788. - Т. 9. – [2], 157. – Шрифтовый экслибрис-наклейка: «Князя М.Р. Долгорукова. Шкафъ Полка №» на верх. форзаце.

 

Рис. 4

Титульный лист книгиTraduction du theatre anglois” (1788)

Сценический дебют Дэвида Гаррика случился в английском г. Ипсуич в 1741 г. Он исполнил главную роль в спектакле Oroonoko : or, the Royal Slave по произведению английской романистки и драматурга Афры Бен (Aphra Behn, 1640-1689). 19 октября 1741 г. Гаррик великолепно сыграл Ричарда III в одноимённой исторической пьесе У. Шекспира (William Shakespeare, 1564-1616). С этого момента Дэвид Гаррик стал заслуженно любим публикой и режиссёрами театров: он сыграл около восемнадцати ролей в разных постановках уже за первые полгода своей карьеры в качестве профессионального актёра. С 1747 г. Д. Гаррик являлся директором старейшего в Великобритании Королевского театра Друри-Лейн. С этого момента началась его реформаторская деятельность. Д. Гаррик проявил себя как активный сторонник эстетики просветителей. В ближайший круг его общения входили Дени Дидро (1713-1784), Сэмюэл Джонсон (1709-1784), Жан-Жорж Новерр (1727-1810) и многие другие деятели Просвещения. Во время репетиций с актёрами Д. Гаррик стремился добиться полного раскрытия персонажей, чтобы их положительные и отрицательные черты стали более понятными и близкими для зрителей и служили примером для осуждения или подражания. Сам Дэвид Гаррик с блеском воплощал сценические образы в комедиях и трагедиях. Популярность актёра на континенте возросла после его турне по Франции и Италии в 1763-65 гг., а новаторство в театральной деятельности определило славу Дэвида Гаррика как первого актёра Европы XVIII в.

Начиная со второй половины XIX в. в Западной Европе и США происходило становление качественно нового подхода к развитию театрального искусства. Если в первой половине XIX столетия на театральных подмостках господствовал романтизм с его лирическими героями и идиллическими образами, то к середине века на смену ему пришёл критический реализм и символизм с социально-психологическими драмами. Театр испытывает небывалый подъём: зрители самых разных сословий активно посещают спектакли.

Согласно некоторым подсчётам, социальная значимость театра во Франции в 1888 г. выражалась в том, что около пятисот тысяч парижан посещали постановки по меньшей мере раз в неделю, тогда как около одного миллиона человек присутствовало на спектаклях раз в месяц. Этот огромный поток зрителей способствовал развитию театральной сферы. К концу XIX в. увеличилось количество театров, которые становились источниками для привлечения в том числе и иностранных гостей, интересовавшихся искусством. Высокая репутация французских театров достигалась благодаря профессионализму большого числа людей, которые обеспечивали слаженную работу на сцене и за кулисами.

Об особенностях организации жизни в театре в XIX в. рассказывает книга французского литературного и театрального критика Поля Жинисти (Paul Ginisty, 1855-1932) Ginisty, P. La vie d' un théâtre / par Paul Ginisty ; dessins dapres nature de A. Collombar. - Paris : Librairie C. Reinwald; Schleicher frères, éditeurs, 1898 (Imp. P. Mouillot). - 176 c. : ил. - (Les livres d'or de la science). - Штемпель: «Шкафъ №. Полка №. Книга №. И. Морелли-Головня» на верх. форзаце.

 

Рис. 5

Титульный лист книги П. Жинисти “La vie d' un théâtre” (1898)

На фронтисписе издания помещено изображение тумбы Морриса - уличной колонны цилиндрической формы для развешивания рекламных плакатов и афиш. Во Франции тумба получила своё название благодаря парижским печатникам отцу и сыну Ришару (18??-1884) и Габриэлю Моррисам (Richard-Gabriel Morris, 1837-1914). 1 августа 1868 г. компания “Typographie Morris père et fils”, основанная в 1853 г. и специализировавшаяся на типографии и литографии, выиграла городской конкурс по обустройству городской среды и получила монополию от градостроителя и префекта Сены барона Жоржа Эжена Османа (Georges Eugène Haussmann, 1809-1891) на установление тумб для поддержания и продвижения концертов, шоу и театральных спектаклей. За основу была взята конструкция, известная в Германии с 1854 г. как «колонна Литфаса» для расклеивания объявлений и афиш. «Плакатные колонны» Морриса имели стилизованную форму замка с крышей, состоявшей из шестиугольной маркизы, украшенной по углам шестью мордами львов и увенчанной куполом, чтобы защищать плакаты от дождя. Внутреннюю часть колонн дворники использовали для хранения инструмента для уборки городских улиц. В 1898 г. в Париже насчитывалось 225 таких колонн.

В отдельных главах книги Поль Жинисти подробно рассказывал о том, как пьеса от автора через литературных агентов попадала к режиссёру театра, о том, как осуществлялась работа в художественно-постановочной части театра. Например, в машинно-декорационном цехе: «Декораторы, хотя закон рассматривает их как простых коммерсантов, являются художниками в более широком и лучшем смысле этого слова. Их знание должно быть многогранным и распространяться на все: перспектива, архитектура, археология, орнамент, характерный для разных стилей... Кроме того, использование клеевой живописи представляет собой довольно большие трудности, поскольку тоны, когда-то сухие, теряют половину своей интенсивности, и только с помощью практики достигается мастерство в устранении этих недостатков».

Рис. 6

Иллюстрация “Chez le peintre-décorateur” работы А. Колломбара

Цех бутафории в театре располагался «почти всегда, сразу рядом со сценой… Для непрофессионала он производит впечатление склада со всяким хламом. Как здесь соединяются странные… причудливые объекты! …Заведующий бутафорским цехом должен быть готов к словесной схватке и не смущаться из-за любой трудности, …встречаться, если необходимо, с другими работниками сцены: художниками или скульпторами… Второстепенная бутафория подготавливается в театре сотрудником …женщиной. У этого сотрудника есть задача собирать согласно списку, который ему дается режиссёром, все предметы, которые должны использоваться во время постановки: письма, перья, очки, тарелки...»

 

Рис. 7

Иллюстрация “Un atelier de cartonnage artistique”

 Поль Жинисти являлся не только журналистом, но и писателем. Его перу принадлежит ряд романов о жизни театра. Он также выступал в качестве автора публикаций мемуаров известных актрис. В 1909 г. под редакцией Поля Жинисти вышла книга Souvenirs de Mlle Duthé de l'Opéra (1748-1830) : illustrations et documents de lpoque / avec introduction et notes de Paul Ginisty. - Paris : Louis-Michaud, éditeur, [1909] (Montrouge : Imp. F. Schmidt). - 320 с. : ил. - (Les moeurs légères au XVIII sièсle). - Шрифтовой штемпель: «Шкафъ № Полка № Книга № J. Морелли-Головня» на верх. форзаце.

 

Рис. 8

Издание “Souvenirs de Mlle Duthé de l'Opéra” (1909)

 В предисловии к изданию Поль Жинисти раскрыл биографические сведения о мадемуазель Розали Дюте (Catherine-Rosalie Gérard Duthé, 1748-1830) — французской актрисе, натурщице и знаменитой куртизанке конца XVIII в. - начала XIX в. Катрин-Розали Жерар родилась в Версале в респектабельной семье. С детства она воспитывалась в монастыре, в котором получала образование и который покинула в возрасте пятнадцати лет. Она была передана на попечение своей тёти мадам Дюваль. В 1767 г. Розали Жерар была принята в состав труппы Парижской оперы, где стала блистать как талантливая танцовщица и звезда Елисейских полей под именем мадемуазель Дюте. Её восхваляли как одну из самых прекрасных девушек Парижа: высокая, приветливая, сияющая, харизматичная, с прелестной фигурой и светлыми волосами. Розали Дюте любили изображать многие великие художники того времени, среди них Франсуа-Юбер Друэ и Пьер-Поль Прюдон.

В Париже XVIII в. женщины, выступавшие на сцене как актрисы, танцовщицы или оперные певицы, часто становились куртизанками, и Розали Дюте не стала исключением. Выработанная ею манера делать долгую паузу между репликами, вероятно, желая достичь драматического эффекта, производила впечатление на публику. Розали прибегала к этому приёму так часто, что стала объектом сатирической одноактной пьесы “Les Curiosities de la Foire”, с успехом шедшей в Париже в течение нескольких недель и закрепившей за Дюте образ весьма недалёкой барышни. Это, однако, не помешало ей оставаться одной из самых красивых женщин и иметь множество богатых покровителей, включая представителей королевских домов Европы. Мадемуазель Дюте организовала собственный салон, в котором принимали участие французский философ Дени Дидро (1713-1784) и поэт Шарль-Пьер Колардо (1732-1776). По субботам она всегда давала роскошные ужины, и была хорошо известна тем, что ездила в покрытом золотом экипаже, запряжённом восемью лошадьми кремового цвета. В 1786 г. за три года до Великой французской революции она переехала в Лондон, где продолжила играть в театре. После Реставрации Бурбонов Розали Дюте возвратилась в Париж, где и жила до самой своей кончины.

Мемуары мадемуазель Дюте, по мнению некоторых литературоведов, на самом деле не были написаны ей самой. С некоторой долей вероятности воспоминания актрисы обрели литературную форму благодаря труду французского писателя Этьена-Леона де Ламот-Лангона (Étienne-Léon de Lamothe-Langon, 1786-1864), создававшего мемуары-мистификации известных исторических лиц. Барон де Ламот-Лангон был лично знаком с мадемуазель Дюте, отсюда и возникают предположения, что именно его перу принадлежит история жизни актрисы.

Блестящие роли и выдающиеся актёры, модные и необычные театральные постановки всегда находились центре внимания на страницах периодических изданий. Популярные журналы XIX в. в качестве своей постоянной рубрики непременно включали колонки с последними новостями о театральной жизни.

Многие периодические издания не могли обойти стороной такое событие, как торжественный банкет, организованный 9 декабря 1896 г. в честь знаменитой французской актрисы Сары Бернар (Henriette Rosine Bernard, 1844-1923) её друзьями и поклонниками. Невзирая на то, что критики театрального искусства по-разному оценивали её актёрское мастерство, публика называла Сару Бернар «Божественной Сарой» за великолепно исполненные драматические и трагические роли. Перед ней преклонялись не только зрители в европейских странах и России, но и на американском континенте. Еженедельный журнал LIllustration, основанный во Франции в 1843 г. литературным деятелем, редактором Эдуаром Шартоном (Édouard Charton, 1807-1890), посвятил данному событию статью La Journée de Sarah Bernhardt” (1896, № 2808), а также целый разворот с чёрно-белыми иллюстрациями постоянного сотрудника журнала, французского художника Жоржа Бертена Скотта (Georges Bertin Scott de Plagnolle, 1873-1943).

 

Рис. 9

Иллюстрации к статье “La Journée de Sarah Bernhardt” (1896) работы Жоржа Б. Скотта

Рисунки изображают момент появления актрисы перед почитателями её таланта в Гранд-отеле в Париже. В мероприятии участвовали почти все видные литературные и театральные деятели столицы. Зал Гранд-отеля был великолепно украшен: блеск хрусталя, зелень, корзины с розами, в которых сверкали электрические лампочки. В центре стоял навес, накрытый прекрасным гобеленом. Внезапно пробежал ропот, раздались бурные аплодисменты - появилась мадемуазель Сара Бернар «в длинном белом платье, украшенном английским кружевом, отороченном мехом шиншиллы, вышитом золотом». Она грациозно спустилась к гостям по винтовой лестнице. Её приветствовал друг и верный поклонник Анри Бауэр (Adolphe François Henri Bauër, 1851-1915) - писатель, полемист и известный драматический критик, родной сын писателя Александа Дюма-отца (Alexandre Dumas, père, 1802-1870), который в 1860-е гг. был учителем по дикции и помогал будущей знаменитости поступить в Высшую национальную консерваторию драматического искусства. Другой известный театральный деятель, драматург Викторьен Сарду (Victorien Sardou, 1831-1908), написавший несколько пьес специально для госпожи Бернар, произнёс тост, восхваляя в изысканных выражениях её славу и добродетели как «непревзойдённого художника, бесспорную владычицу драматического искусства».

На страницах журнала LIllustration в № 3086 за ноябрь 1901 г. вышла статья Le théatre du Prince-Régent, a Munich постоянного театрального обозревателя А. Клерисо (A. Clériceau). В статье рассказывается о недавно открывшемся театре Принца-регента в столице Баварии г. Мюнхен, Германия. Этот театр объединил в себе концертный зал и театр, возведенный известными немецкими архитекторами Отто Хайльманном (Otto Heilmann, 1888-1945) и Максом Литтманном (Bernhard Max Littmann, 1862-1931).

 

Рис. 10

Иллюстрация к статье “Le théatre du Prince-Régent, a Munich” (1901)

Театр получил своё имя в честь принца-регента Баварии с 1886 г. Луитпольда (Luitpold Karl Joseph Wilhelm, 1821-1912). Автор статьи описывает необычное внутреннее оформление театра: «Нам кажется интересным вернуться к тому, что составляет его оригинальность, и отметить прогресс, который был совершён в отличие от других сценических площадок, существующих сегодня… Большой полукруглый вестибюль ведёт к двум боковым фойе, которые отличаются друг от друга декором; из каждого из них мы проникаем в амфитеатр через три входа, которым предшествуют наружные лестницы, высота которых увеличивается, когда мы удаляемся от сцены. Две другие лестницы ведут к последнему ряду кресел и лож. Эта схема обеспечивает большую безопасность, потому что амфитеатр во время выступлений погружается в почти полную темноту, проходы остаются, однако, всегда освещёнными. Здесь, на серо-зелёном фоне стен в нишах, расположенных над входами, стоят восемь статуй: слева - Глюк, Моцарт, Бетховен и Вагнер; справа - Шиллер, Гёте, Лессинг и Шекспир. Потолок абсолютно горизонтальный».

 

Рис. 11

Фотография фойе и зрительного зала театра Принца-регента, Мюнхен (1901)

Далее A. Клерисо рассматривает структуру здания, уделяя особое внимание архитектурным новшествам: «По другую сторону занавеса мы найдем самые интересные инновации. Сцена, шириной 29 м и глубиной 23 м, с задней частью в 17 м… Она разделена на шесть секторов… Эти секции, каждая из которых опирается на опоры из железных балок, могут вместе или раздельно опускаться на 8 м вниз и способны поддерживать до 3000 кг декораций… Освещение сцены производится исключительно с помощью ламп накаливания: 906 белых ламп, с мощностью в 38600 свечей, к которым добавляются эффекты цветного света, 546 зелёных ламп, 440 красных ламп и 440 жёлтых».

Во французском еженедельном журнале “LUnivers illustre, выходившем в печать с 1858 г. по 1900 г. в издательстве знаменитых братьев Леви Michel Lévy frères”, в № 1010 за 1874 г. вышла статья “Un théâtre chinois à San-Francisco” об открытии китайского театра в американском городе Сан-Франциско. Искусство традиционной для китайцев оперы следовало за эмигрантами через океан в Северную Америку во второй половине XIX в. Известно, что в 1870-е гг. действовало четыре таких театра в китайском квартале г. Сан-Франциско, и, несмотря на то, что в Соединённых Штатах и в Европе история китайского театра и музыки оставалась часто без должного внимания со стороны искусствоведов, в периодических изданиях можно было встретить информацию на данную тему: «Недавно был открыт китайский театр в Сан-Франциско: 1800 зрителей посетили премьерный спектакль. Шоу длилось с семи тридцати вечера до трех утра. ...костюмы актёров были великолепными: платья из алого китайского шёлка и атласа, вышитые золотом. Что касается трагедии, в которой было шестнадцать актов и сорок две сцены... это было сочетание борьбы, интриг, самоубийств, погребений, отравлений, танцев и опасных прыжков. Основной частью этого… спектакля был дуэт, разыгранный двумя коровами в исполнении двух китайских актёров, одетых в кожу этих животных и головами, украшенными рогами. Эта пастораль имела большой успех».

 

Рис. 12

Гравюра “Un théâtre chinois à San-Francisco” (1874)

В постоянной рубрикеThe stage from the stalls” (перен. «Взгляд на театр из партера») популярного английского еженедельного иллюстрированного журнала “The Sketch”, издававшегося с 1893 г. по 1959 г. и освещавшего события светской жизни представителей королевских семей и аристократических кругов, спортивные соревнования, литературные новинки, читатели информировались о гастролях театров и постановках текущего театрального сезона. Критические статьи, выдержанные в лёгком юмористическом стиле, присущем в целом журналу “The Sketch”, не могли оставить равнодушными заядлых театралов.

В журнале “The Sketch” в № 548 от 29 июля 1903 г. на обложке был изображён не кто-нибудь, а один из главных действующих лиц буффонады Glittering Gloria - славный английский бульдог!

 

Рис. 13

Обложка журнала “The Sketch” (1903) c актёрами пьесы Glittering Gloria” Х. Мортона

Премьерный показ комической пьесы, написанной обосновавшимся в Лондоне американским драматургом и композитором Чарльзом Мортоном Стюартом Маклелланом (Charles Morton Stewart McLellan, 1865-1916), больше известным под псевдонимом Хью Мортон (Hugh Morton), состоялся 21 июля 1903 г. в лондонском театре Уиндхэмс. Автор статьи с именем “Monocle”, отмечал: «После просмотра новой пьесы критику уместно спросить себя, как и почему это было написано. … был ли бульдог центральным персонажем комедии? Мы знаем, что бульдог наслаждался своим триумфом: ему досталась львиная доля аплодисментов… и восторженных отзывов. … Мы должны сказать, что он был интересен добродетельностью темперамента, а не сознательным художественным достижением… В чём заключалась идея мистера Мортона использовать бульдога? У него была сложная задача адаптировать пьесу под собаку, чтобы использовать его, он был вынужден заставить трех мужчин появиться в одном акте с кричащими красными галстуками, тогда как, по крайней мере, двое из них не надели бы их при меньшем давлении, чем потеря ставки в споре о президентской кампании». Действительно, согласно сюжету буффонады, собака являлась выразительным средством для достижения комического эффекта: пёс ненавидел, когда красные галстуки носили другие мужчины, за исключением его собственного хозяина. В конце статьи автор подвёл итог: «Справедливости ради следует добавить, что пьеса и её постановка, казалось, пришлась по вкусу публике, и, даже если кто-то не сможет поздравить мистера Хью Мортона с великолепно написанным творением, вполне можно сказать, что, видимо, он поразил общественный вкус».

Об организации театральных постановок под открытым небом рассказывает статья журнала “The Sketch” в № 549 от 5 августа 1903 г. из рубрики Small talk on the continent («Светский разговор на европейском континенте»). По завершении театрального сезона в Париже труппа театра Комеди Франсэз совершала тур по французским провинциям, где спектакли ставились в древних римских амфитеатрах, и «это сравнительно новое представление классических произведений в классической среде становится все более популярным с каждым годом». В амфитеатре г. Ним, внесённого в перечень исторических памятников Франции, перед многотысячной аудиторией с успехом шла постановка трагедии «Царь Эдип» афинского поэта и драматурга Софокла (др.-греч. Σοφοκλῆς, 496/5-406 до н. э.). Главную роль исполнял Муне-Сюлли, сценическое имя актёра Жана-Сюлли Муне (Jean-Sully Mounet, 1841-1916). «1 и 2 августа, Комеди Франсэз играл трагедию из пяти актов «Гораций» Пьера Корнеля, с Муне-Сюлли в главной роли, в старом римском театре в Оранже… Мадам Сара Бернар, Альбер Ламбер, мадам Сегон-Вебер … добились большого успеха». Фотографии к статье с репетиции постановки в амфитеатре Оранжа принадлежат известному французскому независимому фотожурналисту Шарлю Шуссо-Флавьену (Charles Chusseau-Flaviens), чья активная деятельность пришлась на 1890-е-1910-е гг.

 

Рис. 14

Фото римского театра в Оранже и репетиции театра Комеди Франсэз на его сцене
работы Ш. Шуссо-Флавьена (1903)

Существовали и специализированные периодические издания, освещавшие жизнь театра. Примером может служить французский журнал “Le Théatre”, который печатался раз в месяц в 1889-90-х гг., а затем - раз в две недели до июля 1914 г. Журнал был учреждён фирмой “Goupil & Cie”, основанной в 1840-е гг. Жан-Батистом Мишелем Адольфом Гупилем (Jean-Baptiste Michel Adolphe Goupil, 1806-1893) - крупным торговцем и издателем литературы по искусству XIX в. Подобно журналу LIllustration”, издание о театре изобиловало высококачественными чёрно-белыми фотографиями, с 1900 г. выпуски дополнялись полноцветными фотографиями особенно на обложках.

В журнале “Le Théatre” № 26 за январь 1900 г. на обложке напечатан портрет французской актрисы Эжени Сегон-Вебер (Caroline-Eugénie Weber, 1867-1945) в сценическом костюме.

 

Рис. 15

Фото мадам Сегон-Вебер в роли Бланш Кастильской в пьесе "Franced'abord!" (1900)

Её настоящее имя было Каролин-Эжени Вебер. Дочь Шарля Вебера (18??-1871), секретаря политика Эдуара Локруа (1838-1913), возглавлявшего 66-й батальон во время Парижской коммуны. В 1883 г. она поступила в Консерваторию, а 21 ноября 1885 г. дебютировала в национальном театре Одеон в исторической драме “Les jacobites” («Якобиты») французского писателя Франсуа Коппе (François Édouard Joachim Coppée, 1842-1908). В 1886 г. она взяла имя мужа, актёра Леона Сегона (с которым рассталась в 1909 г.). 1 июня 1887 г. Эжени Сегон-Вебер присоединилась к труппе театра Комеди Франсэз. С 1888 г. вернулась в Одеон, где выступала в течение одиннадцати лет. С 1900 г. Эжени Сегон-Вебер снова стала сотрудничать с Комеди Франсэз, и её карьера в качестве трагической актрисы продлилась до 1944 г.

В данном номере опубликована статья французского журналиста, романиста и литературного критика Лео Кларети (Léo Eugène Hector Claretie, 1862-1924) "Franced'abord!" о постановке в театре Одеон 6 декабря 1899 г. одноимённой пьесы поэта и драматурга виконта Анри де Борнье (Henri de Bornier, 1825-1901). Мадам Сегон-Вебер исполнила роль королевы Франции Бланш Кастильской (1188-1252), бывшей регентшей при малолетнем сыне Людовике IX. Вот как Л. Кларети охарактеризовал игру актрисы: «Мадам Сегон-Вебер доблестно несёт бремя главной роли. Она представляет с величием и красотой Бланш Кастильскую, великолепно показывая различные нюансы: впечатляющую гордость королевы, мужество воина, ... достоинство династии, которое она отважно защищает, а также материнскую нежность, ... эмоциональное сожаление о женской любви. … Это прекрасная героиня, которая вызывает наше уважение, восхищение, сочувствие, ... и Мадам Сегон-Вебер выразила её благодаря достойному облику, заботе о костюме, позе и превосходной пластике...»

Очередной выпуск журнала “Le Théatre” за май 1900 г. был полностью посвящён спектаклю театра Порт-Сен-Мартен “Jean Bart” («Жан Бар») по пьесе французского драматурга, поэта, собирателя и автора афоризмов Эдмона Арокура (Edmont Haraucourt, 1856-1941). В номере рассказывается о творчестве писателя, о самом спектакле и исполнителях главных ролей.

 

Рис. 16

Обложка журнала “Le Théatre” (1900)

Пьеса Jean Bart” - это история о жизни французского военного моряка и корсара из Дюнкерка Жана Бара (1651-1702), ставшего национальным героем Франции. Главную роль в постановке исполнил Жан Коклен (Jean Coquelin, 1865-1944) - актёр театра и кино, продолжатель династии Коклен. Его отцом был прославленный французский актёр и теоретик театра Бенуа-Констан Коклен (Benoit-Constant Coquelin, 1841-1909). Ученик популярной актрисы XIX в. Жанны Сильвани Арну-Плесси (Jeanne Sylvanie Arnould-Plessy, 1819-1897) и Коклена-старшего, Жан Коклен следовал за отцом во время большого турне по Европе. Играл в самых известных театрах, таких как: Комеди Франсэз, театр де ля Ренессанс, Порт-Сен-Мартен; в 1907 г. являлся соруководителем театра Монпарнаса, с 1910 г. - директор театра Порт-Сен-Мартен.

 

Рис. 17

Фотография Жана Коклена в образе Мастера Брауна («Жан Бар», 1900)

Э. Арокур так отзывался о роли Жана Коклена: «Не мог Коклен не интерпретировать столь восхитительно характер своего соотечественника, пылкого, веселого, … умевшего командовать и быть любимым». Шамбле, автор статьи о Коклене, писал: «Господин Жан Коклен вышел на сцену, искусно владея словом и жестом, в роли мастера Брауна, англичанина, который симпатизировал Жану Бару. Нет ничего более смешного, чем добродушие и здравый смысл, которыми он наделил своего персонажа. … Это необыкновенная роль, столь полная жизни и откровенной весёлости, делает честь артисту и поможет подтолкнуть к его истинному месту в полном блеске парижской сцены. Потому что господин Жан Коклен ещё не имеет того звания, которое он заслуживает...»

На протяжении своей долгой истории театр остаётся важной формой искусства для понимания культуры и общества в целом, а мастерство великих и талантливых актёров обогащает жизнь зрителей, делая её более яркой и интересной.

Литература:

Выставку подготовила Светлана Святцева,
ведущий библиотекарь Сектора литературы на иностранных языках.

Март, 2019 г.